Ищите спецакции и следите
за новостями в соцсетях:

Прикольные мотофото

Прими участие в конкурсе на самую прикольную подпись к фотографии на мототему и получи футболку в подарок!

Мото-отчет по Аргентине, Чили и Уругваю. GhostRider, г. Москва, март 2014
04 Март 2014
GhostRider, г. Москва, Март 2014 г.

От Океана до Океана (Аргентина, Чили и Уругвай)

История этой поездки коренным образом отличается от всех прочих авантюр, в которые я пускался: во-первых, я ехал в нее не один, а во-вторых, автором и инициатором ее тоже был не я.

Мой друг, испытывающий слабость к дальним поездкам, стейкам и сигарам предложил отправиться в Аргентину. Причем варианты попасть туда варьировались от абсолютно фантастических (отправка своих мотоциклов самолетом), до абсолютно неприемлемых – взять мотоциклы в аренду и с палатками отправиться в пампасы. Всерьез заинтересовавшись поездкой я отмел оба варианта – первый казался мне ненадежным и слишком затратным, второй… В отличие от своего друга, я байкер недостаточно брутальный, чтобы спать в степи в обнимку с гремучкой, накануне приняв душ из песка наподобие того, как это делают воробьи, или проснуться на операционном столе в ходе расчленения на органы…

Я люблю заканчивать день в хорошей гостинице, с горячим душем и минибаром. Поэтому я обратился в дружественную компанию "Ветер в лицо" с просьбой разработать тур для продвинутых путешественников. Незамедлительно получив несколько вариантов, я скорректировал их в сторону усложнения, переслал другу и принялся детально изучать маршрут, основной идеей которого было пересечение Южной Америки поперек – от океана до океана. В моем примитивном представлении Аргентина – это красивая природа, горы, сотни километров гравийных дорог, поэтому я запросил BMW F800GS как легкий мотоцикл для легкого бездорожья.

Получив подтверждение, я внес предоплату за тур, купил билет в Буэнос Айрес, и было успокоился... Но тут меня ждало следующее испытание, во избежание которого я обычно отправляюсь в дорогу один: мой попутчик и автор идеи наотрез отказывался от дорогостоящих гостиниц и упорно настаивал на палатке с гремучкой. Переговоры с агентством зашли в тупик по причине нехватки времени. Срок вылета неумолимо приближался, и осуществить выплату уже не представлялось возможным, а это означало, что мотоцикл не забронирован, и все, чем обладал мой друг, это билеты на самолет в Аргентину.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21

Однако перспектива проделать весь путь пешком не напугала моего брутального друга и вот мы уже сидим в зале ожидания аэропорта Шереметьево. Я патриотично выбрал связку Аэрофлот + Аргентинские авиалинии с пересадкой в Барселоне. Точные как часы Российские авиалинии доставили нас в столицу Каталонии с задержкой всего в 20 минут, и мы спешно начали готовиться в 14 часовому перелету, подготавливая организмы ко сну при помощи алкоголя. Однако главные авиалинии родины стейков не торопились и обещанная пересадка в 2 часа затянулась на 4 с половиной. В результате чего мы ступили на борт воздушного судна выпуска прошлого века трезвыми, как стекло.

Влажный тяжелый воздух Буэнос-Айреса ударил каплями пота по бритой голове моего спутника и моей спине. Навстречу нам вышел представитель агентства по аренде мотоциклов с широкой улыбкой и проводил нас в лимузин. Точнее, в старинный Fiat Punto, чей белый цвет давно уступил потекам ржавчины и следам неаккуратной парковки.

Высунувшись из окна по пояс я, как пес, которого везут на дачу, жадно ловил ветер и старался запечатлеть розовые рассветные облака на фоне пригородов столицы Аргентины. От видов окраин города, состоящих из самодельных домов из кирпича, картона, железных листов и прочих подручных материалов, мой неустрашимый спутник поежился и заметил, что не хотел бы встретиться с жителями этих районов после заката. Он не знал, что через каких-нибудь 12 часов мы не только там окажемся, но более того, я уже запланировал этот визит!

 Унылые виды вскоре сменились вполне современными: высокие красивые дома соседствовали с зелеными парками и историческими памятниками, вполне приятный и умиротворяющий пейзаж. Наш провожатый сообщил отличную новость: он сможет предоставить нам два мотоцикла (я мысленно сделал глубокий выдох, ибо перспектива многотысячного путешествия со 130-килограммовым пассажиром на 800-тке меня очень удручала). Мой компаньон сразу воспрянул духом и даже не воспротивился заселению в Hilton.  

Распрощавшись с гидом до 14:30 мы приступили к заселению. Отель, предоставленный компанией "Ветер в лицо", заслуживал отдельной похвалы: хорошо оборудованный и обладающий современным привлекательным дизайном, он мгновенно занял первую строчку в моем рейтинге гостиниц этой сети, подвинув берлинский филиал. Располагался он в самом престижном районе Буэнос-Айреса Пуэрто-Мадейро, рядом со старым речным портом, напоминанием о котором служили имеющие лишь декоративное назначение грузовые краны и складские постройки из красного кирпича, в которых сегодня поселились лучшие рестораны города.

 Приведя себя в порядок после длинной дороги и позавтракав, мы встретились в холле гостиницы с нашим новым другом – Максимом, которому была отведена нелегкая задача показать все самое интересное в городе за несколько часов. Максим, бывший москвич, уже более трех лет проживающий в Буэнос-Айресе, зарабатывал себе на хлеб экскурсиями по Аргентине и ведением соответствующего блога.

Наше знакомство со столицей Аргентины началось с Майской площади, на которой находится президентский дворец, так называемый Розовый дом, в вечерние часы он подсвечивается вульгарным розовым неоном, может быть в дань тому, что президент – женщина. К слову сказать, в истории Аргентины это не первый президент женского пола, первая женщина-президент – Эва Перон была всеобщей любимицей, и память о ней увековечена в художественном фильме «Эвита» с участием г-жи М. Чиконе. Президентский дворец открыт для посещения в выходные дни.

Помимо фонтанов и статуй, украшающих площадь перед розовым домом, здесь можно увидеть нагромождение железных заборов и целый арсенал полицейской техники для подавления народных волнений. Народные протесты тут не редки, а одни демонстранты стали особой достопримечательностью площади – это ветераны мальвинской войны, чей протест утонул в годах, а извечным пристанищем стали хижины из транспарантов.

 На другой стороне площади находится кафедральный собор, удачно замаскированный под античный театр, – в этом соборе гвардейцы в традиционной парадной форме неусыпно охраняют гробницу аргентинского героя Сан-Мартина.

 Далее мы направились на Plaza San Martin, здесь на возвышении раскинулся красивый парк, у подножия которого находится мемориал, посвященный войне за Мальвинские/Фолклендские острова. Тенистый и уютный парк изобиловал цветами, а также гигантскими деревьями, которые по описанию нашего гида являются ничем иным, как фикусами! Примечательно, что до своих колоссальных размеров этот комнатный цветок при должном уходе вырастает всего за 100 лет. Так что возьмите дедушкин фикус, высадите его в открытый грунт на даче и ваши внуки, а может, и дети будут отдыхать под его раскидистыми ветвями.

Единственное, что омрачало наше пребывание в этом замечательном месте, это огромное количество бомжей. В массе своей они спали безмятежным сном на многочисленных лавочках, бодрствующие же одобрительно поднимали нам большие пальцы с видом радушных хозяев, в чьи угодья мы ненароком забрели. Говорят, что европеец вполне может стать здесь жертвой гоп-стопа, однако местные зомби были с нами очень приветливы. Оказалось, что неиссякаемым источником криминального элемента в этом тихом месте является непосредственная близость с печально известным кварталом Villa 31, где этот элемент и проживает на постоянной основе, к нему мы еще вернемся. Самое парадоксальное, что здесь же расположился дорогостоящий отель Sheraton, беззащитных обитателей которого и подстерегают в тенистых зарослях парка безжалостные аргентинские зомби.  

Посмотрев на зомби, мы вполне естественно отправились… Правильно! На кладбище! Вопреки моим колебаниям, намерения гида показать нам кладбище были весьма настойчивы, и вскоре я понял почему. Кладбищем в обычном смысле этого слова его назвать довольно сложно. Это пожалуй то место, которое иронично подводит черту под увиденным нами ранее: а именно в какой нищете и лишениях живет живая часть города Буэнос Айрес и в какой роскоши и бессмысленном богатстве тлеют кости усопших. Воистину это не кладбище – это город склепов, каждый из которых представляет собой в отдельности чудо архитектурного искусства. Статуи, cкульптурные комплексы, чудеса ковки, – это то, чем бравируют перед нами ушедшие в мир иной значимые деятели Аргентины и просто богатые люди.

Неосторожно заглянув через решетчатые двери того или иного склепа, можно встретиться с оскалом черепа, усмехающегося своему отчаянному положению. Мне признаться было жутковато в этом гротескном и по-своему бессмысленном в своем великолепии месте; местные жители, я полагаю, совершенно не разделяли моего трепета перед ушедшими в мир иной, ибо прямо напротив ворот кладбища расположились популярные дискотеки, а также основной стрип-бар столицы – Hippopotamus. Район этот носит название Ricoletta и считается довольно престижным.  

Закончив с последним пристанищем сильных мира сего, мы направились в то место, где они предположительно проживали – район Палермо Чико. Улицы, состоящей из таунхаузов и средних, по российским меркам, особнячков, что-то вроде Беверли-Хиллз или окраин Рублево-Успенского шоссе, там же мы повстречали первый Porsche Cayenne и Range Rover.  

Неподалеку от этого места находится грандиозный парк, разделенный на тематические зоны: здесь есть зона роз, где все словно утопает в их благоухании, японский сад с присущими ему чертами, а также огромное количество памятников и фонтанов, в которых удалой мальчуган из трущоб прямо на себе стирал шорты, не испытывая ни малейшего смущения перед объективом фотоаппарата. Здесь масса памятников посвященных всемирно известным поэтам Шекспиру и, что весьма примечательно, Тарасу Шевченко (памятник последнему, правда, находится за пределами парка). Вокруг молодые, подкаченные и старые, подсдутые мужчины и женщины осуществляют пробежки, крутят педали велосипедов и вращают колеса роликовых коньков. Должен отметить, что аргентинцы весьма спортивный народ!

Следующая остановка – библиотека! Нет, не имени Ленина, а имени Аргентинского театра. Да, да! Это как раз тот случай, когда письменное слово победило устное (правда там еще бар есть!). El Ateneo, местечко, некогда бывшее настоящим театром, преобразовалось в книжный магазин. Красиво, пафосно: в партере книжные ряды, на балконах читальные залы, в оркестровой яме – бар. Чем ни повод выпить кружечку пива (или чего покрепче!) за любимым томиком.  

Неутомимые краеведы, оросив глотки местным пивом, отправились к зданию конгресса, которое чем-то отдаленно напомнило мне Рейхстаг. Красивая площадь, старинные здания, фонтаны и, безусловно, бомжи. Связка памятник–фонтан–бомж для этого города – обязательное явление.  

Из Конгресса мы попали в район Сан Тельмо. Эта часть Буэнос-Айреса чем-то напомнила мне Италию, – мощеные улицы, магазины антиквариата, забитые доверху различным старьем, где, вероятно, бесценные экспонаты соседствуют с помоечной рухлядью, и покупки совершаются не чаще раза в год. Однако место уютное, да и уличные танцоры танго выделывали нечто невообразимое, завлекая в соседний ресторан.

Мы, словно бы и не было позади 20-ти часового перелета и 7 часовой разницы во времени, продолжали изучать и впитывать разнообразную культуру Аргентинской столицы. Последним пунктом экскурсионной программы оказался райончик La Bocca, где мною было отмечено максимальное количество туристов и характерные их атрибуты: магнитики, сувенирная продукция, фототрафареты, двойники известных людей, шум и забегаловки, где качество продукции обратно пропорционально его цене. Разноцветные домики, из которых был выстроен весь этот балаган, были карикатурной иллюстрацией к истинному быту низших слоев общества, которые нам доведется увидеть позже.

Вернувшись в отель, мы пересели на другое такси, которое помчало нас к основной цели визита в этот далекий край – к мотоциклам. Далеко не сразу, а с помощью наших подсказок таксисту удалось найти место, где располагался офис агентства. Спеша перейти к делу, мы бегло ознакомились с документацией и контрактом на испанском (благо испанский язык не входил в число доступных нам языков). Мой спутник произвел необходимые выплаты за аренду техники, которая складывалась из стоимости аренды, подневной страховки (18$ в день за ОСАГО!!!) и стоимости аренды багажных кофров.  

Покончив с формальностями и коротким брифингом по пересечению границ: на каждую из стран прилагалась специальная бумага с подписями и печатями, – мы вышли во двор к нашим гусям. Как полагается фольклору, серому и белому. Мне достался гламурный белый с пробегом 13 тысяч км, серый был немого старше и опытнее, и его пробег составлял 37 тысяч км. Радостно рыкнув, два веселых гуся помчались за красной «кавой» нашего провожатого, который, убедившись, что мы сносно держимся в седлах, дал нам понять, что соблюдение правил дорожного движения для мотоциклиста это сущая формальность. Обгоны через две сплошные, превышение скорости, езда в междурядье и выезд на пешеходные тротуары – все это было в порядке вещей. По дороге в отель мы, лавируя в потоке, имели уникальную возможность ознакомиться с живописным пригородом Буэнос-Айреса городком Tigre.

Не успели мы перевести дух от экстремального прохвата, как нас ждало новое приключение и снова с Максимом – поход в сердце городских трущоб Villa 31. Поскольку место это действительно крайне опасное и особенно в сумерках, которые грозили застать нас по ходу осмотра, у Максима в запасе были трое дружественных полицейских, которые для этого случая не постеснялись надеть бронежилеты. Оказавшись на границе нормального города и Villa 31, мы были прямо-таки атакованы сердобольным местным населением, которое знаками и окриками умоляло нас не заходить в этот терновый куст, знаками же и мимикой демонстрируя нам варианты исхода – от неминуемой смерти до ограбления и бесчестия.  

Терпеливо ожидая прихода нашего конвоя, мы были приглашены в гости для осмотра внутренних сооружений знакомым Максиму жителем трущоб, обладателем шикарных многоуровневых апартаментов из металлических труб, железных листов, кирпича и прочих подручных материалов. Мы любезно приняли приглашение – каждый уровень этого с позволения сказать дома был огражден от предыдущего надежной металлической решеткой, которая закрывалась на ключ – думаю, обитатели дома были более чем готовы к возможной многодневной осаде. Внимание не мог не привлечь беспорядок (а это самое мягкое литературное слово, которое я смог подобрать!) в комнатах, создавалась ощущение, что часом раньше здесь побывал отдел по борьбе с наркотиками местной полиции.

Сделав несколько панорамных снимков заката с балкона верхнего этажа хибары, мы завидели полицейскую машину с нашими сопровождающими и поспешили вниз. Вежливо поздоровавшись с двумя субтильными полисменами и девушкой, мы погрузились в опаснейший квартал Буэнос-Айреса. Данное поселение, возникшее много лет назад на территории когда-то принадлежащей речному порту, было возведено силами самих жителей, преобладающее большинство которых это нелегальные иммигранты из более бедных частей Южной Америки: Перу и Парагвая.

Полное отсутствие инженерных расчетов при проектировании жилых помещений было налицо. Этаж над этажом фанерные, кирпичные и металлические конструкции, из которых были выполнены лачуги, подобно осиным гнездам простирались куда хватало глаз и были пристанищем огромного количества людей, которые беззаботно сбегали по винтовым лестницам, любопытно выглядывали из пустых глазниц окон, готовили пищу у мангалов прямо на улице… Кошмарная смесь запахов рвала в клочья рецепторы, однако район жил своей обычной неторопливой жизнью – были видны выполненные от руки вывески стоматологических клиник, баров, магазинов, на улицах молодежь играла в волейбол и футбол, старшее поколение щурилось закатному солнцу на порогах хибар, бродячие собаки и коты мирно спали. И ровным счетом ничего не демонстрировало агрессии к чужакам, рискнувшим приоткрыть полог великого и ужасного Villa 31. Может быть, мы излучали уверенность и позитив, а может быть семенящая в паре сотен шагов позади процессия в бронежилетах и с оружием была причиной видимого безразличия местных жителей к нашим жизням и кошелькам. Как бы то ни было, мы совершили для себя любопытную экскурсию и увидели Буэнос-Айрес в самых разных его проявлениях. 

Как полагается окончание тяжелого и насыщенного дня мы решили ознаменовать хорошим аргентинским стейком с вином. Следуя рекомендации нашего эксперта по Аргентине, мы после 15ти минутного ожидания столика (которое, впрочем, скоротали, ломая в ладонях сочные грецкие орехи из вазы для посетителей, ожидающих очереди) заняли свое место в ресторане Cabana Las Lilas, специализирующегося на мясных блюдах. Заказав в качестве аперитива сырную тарелку и хамон, мы заказали бутылку красного Luca Malbec и, смакуя свежий букет молодого вина, стали ожидать стейки, которые и правда оказались превыше всяких похвал! 

С первыми лучами Аргентинского солнца мой сонный гусь, выгнанный из своего стойла, уже позировал на фоне мостов, в то время как старшее поколение аргентинцев уже облепило бесплатные тренажеры и вовсю разминало квадрицепсы. Сегодня нас ждал короткий брифинг, выдача багажных кофров и дальний путь на самую восточную точку Уругвая – Пунта Дель Эсте.

Закончив с приготовлениями, мы обсудили предстоящий план, согласно изначальному – мы должны были погрузиться на утренний паром до Монтевидео и оттуда доехать до конечного пункта, однако из-за задержки, связанной с получением багажных сумок, этот паром мы упустили, а следующий шел до города Колония, который находился в 200 км от Монтевидео. Будучи еще свежими и не накатавшимися, мы приняли волевое решение не пользоваться паромной переправой вовсе, а сделать небольшой крюк до переправы и проделать весь путь по суше. Мы попросили нашего провожатого вывести нас из города, заодно посетив фирменный магазин легендарного американского производителя на предмет футболок.  

Всю дорогу наш провожатый прилагал все усилия, чтобы сбросить нас с хвоста, применяя самые изощренные техники –он проскальзывал в щели, куда мотоцикл с боковыми седельными сумками заведомо не пролезет или осуществлял резкие маневры с перестроением через несколько рядов – заскакивая в «закрывающуюся калитку». Весь путь прошел бы и далее в этой увлекательной и задорной манере, но проскакивающий на красный свет автомобиль чуть было не прервал нашу только-только стартовавшую экспедицию. Уже представляя свой живописный полет через крышу, я расширенными от ужаса глазами смотрел на приближающуюся дверь машины, что как назло замерла, полностью перекрывая весь перекресток. С Божьей помощью мне удалось остановиться в метре от смертоносной четырехколесной коробки. Остаток путешествия я был крайне внимателен и предусмотрителен на перекрестках, местные водители представляли реальную опасность.

Выдохнув после происшествия, я, чтобы успокоить нервы, затеял беседу с владельцем дилера Харлей-Дэвидсон (единственного на всю Аргентину!). Он сетовал на высокие ввозные пошлины и кризисную ситуацию в стране, что однако позволяло ему реализовать до 800 единиц техники в год, а это больше, чем продажи всех российских дилеров этой марки.

Дорога тянулась параллельно реке Уругвай до ближайшей переправы, которой, кстати, почему то нет на картах Google, и была довольно унылой: пейзаж пригородов Буэнос-Айреса, отдаленно напоминающий мелкие города Южной Калифорнии с двухэтажными постройками и выжженными солнцем вывесками магазинчиков, сменился на подмосковный, и только особенные облака напоминали, что мы на другом континенте. Облака странных смешанных форм менялись на небе – от пушистых как вата, до плотных, напоминающих фигуры животных или прозрачных, но с четкими контурами зависших низко над горизонтом.  

Наконец мы достигли могучих мостов, которые переправили нас через бурые воды Уругвая к одноименной стране. Под замершим в зените солнцем мы оказались на границе Уругвая. Таможенные формальности были пройдены легко и без сложностей, Уругвай, вопреки моему представлению о нем, был более цивилизованной страной, нежели Аргентина, полиция здесь встречалась чаще, водители были осмотрительнее, а придорожный бурьян сменился коротко скошенными лужайками или полями с убранным или созревшим урожаем (осень в Южной Америке наступает в марте).

Здесь в Южной Америке, а если быть точным в Уругвае, я понял, откуда взялась популярная игра Angry Birds – стоило солнцу чуть покатиться вниз, как дорога превратилась в настоящее поле обстрела: птицы с обеих обочин норовили пронестись максимально близко к мотоциклу, словно ставили перед собой задачу снести его! Мой спутник словил небольшого щегла в ключицу и даже был вынужден остановиться, чтобы вдоволь настонаться и убедиться, что не заработал перелом. На моих глазах бешеные воробьи обдали облаком перьев лобовое стекло обгоняющего нас пикапа. С пернатыми здесь было точно что-то неладное.

По пути мы поняли, что чуть перемудрили с маршрутом и к сумеркам, что еще более усугубилось разницей во времени с Аргентиной в +1 час, мы достигли нашего пристанища Касапуэбло, великолепного особняка, построенного уругвайским художником Карлосом Паэсом Виларом на берегу бухты. Это сооружение, сочетающее в себе различные архитектурные школы, возвышается белоснежной скалой над побережьем бухты Пунта-дель-Эсте. Построенное в середине шестидесятых годов, здание является одним из символов Уругвая. В 1972 году сын Карлоса Паэса Вилара в составе команды по регби “Old Christians” попал в авиакатастрофу в Андах, события этой трагедии легли в основу киноленты Alive (1993). Однако вопреки всем трудностям сыну архитектора Карлосу Паэсу Родригезу удалось спастись в числе 16 оставшихся в живых. Его роль в фильме сыграл Джон Малкович. Сам архитектор скончался 24 февраля 2014 года в возрасте 90 лет.

Заселившись впотьмах в Касопуэбло, нам удалось по достоинству оценить архитектурный ансамбль только утром, когда по традиции на рассвете я вышел осмотреть окрестности и запечатлеть, как бухта расцветает розовыми лучами восходящего солнца. Погревшись немного в утренних лучах и насладившись свежим ветерком за чашкой кофе на веранде исторической постройки, мы двинули наших коней в сторону столицы Уругвая Монтевидео.

Первой задачей в столице Уругвая было коснуться Атлантического океана и прокатиться по 20-ти километровой набережной Рамбла, чтобы дать старт биокеаническому туру. Вдоль набережной идет полоска пляжа, где жители наслаждаются февральским океаном (температура воды +25С), а напротив ухоженные дома и кафе: чисто, опрятно, правила никто не нарушает. Опять чем-то напомнило Калифорнию.

Следующей точкой нашего маршрута была главная площадь города и, пожалуй, его самое красивое место Plaza Independencia. Здевсь сливаются воедино памятники и постройки многих эпох, отражающие историю Уругвая, а центральное место занимает огромная статуя–мавзолей, памятник герою Уругвая Хосе Артигасу, который в 1810 году провозгласил независимость Уругвая от Испании, а позднее и от Аргентины. Вокруг статуи небольшой парк с фонтанами, цветниками и красиво выстриженными газонами, на скамейках отдыхают местные и зарубежные туристы, слышится американский английский. Здесь же можно купить сувениры, стоимость которых по сравнению с Аргентиной заставит ваши волосы шевелиться на голове.

Памятник и парк окружают современные здания и здание городского театра, однако самым примечательным на этой площади является старейший в Южной Америке небоскреб и одновременно самое высокое здание Уругвая – 26-этажный дворец Сальво, брат-близнец дворца Бароло, находящегося в Буэнос-Айресе на площади конгресса. В этом здании крупный промышленник итальянец Бароло и его соотечественник, архитектор Марио Паланти, будучи увлеченными поклонниками творчества Данте, хотели воплотить амбициозный проект мавзолея великого поэта. Согласно расчетам архитектора, именно в месте постройки здания в Буэнос-Айресе проходит виртуальная ось, если ее провести через центр земли из могилы Данте в Равенне. При этом в начале июня, как раз в период, когда Данте родился, шпиль здания смотрит на Южный Крест – вход в небеса. Высота здания 100 метров, по числу песен, в нем 26 этажей по числу строк в каждом стихе и три уровня символизирующие ад, чистилище и рай. На обоих зданиях установлены мощнейшие маяки и, по задумке создателей, свет этих маяков должен быть виден в соседней столице за 200 км.

Крайней точкой нашего скоротечного визита в Уругвай должно было стать загадочное место Colonia Los Barbudos (Колония бородачей), в которой проживают русские староверы, поддерживая свой быт на уровне двухвековой давности. С выползшим в зенит солнцем мы ворвались в населенный пункт в непосредственной близости от колонии. Оперируя испанскими: «Пор фабор», «Лос Барбудос» и «Грасиас», мы получили примерное представление о направлении последующего движения. Гравийная дорога, терявшаяся в полях, вскоре исчезла совсем. Мы оказались на распутье уходящих в разные стороны следов бульдозера, восстанавливая в памяти моторику жестов провожатых, нам удалось определить направление и через некоторое время мы попали в 19 век.  

Неловко заглушив моторы на въезде в станицу, мы оказались под пристальным вниманием нескольких пар глаз детворы, одетой словно для фильма про детство Льва Толстого. Светловолосые мальчики в косоворотках недоуменно смотрели на инопланетян в скафандрах. Убедившись, что мы говорим по-русски, они несколько расслабились, но напряжение оставалось. Мы поинтересовались о наличии взрослых и, спешившись, осторожно пошли вглубь этого удивительного и странного места. Соседство современной техники John Deer с мужчинами в расшитых косоворотках и женщинами и девушками в народных сарафанах было настолько нелепым, что казалось мы попали в какой-то балаган.

Хлипкие строения, на пороге которых многочисленные семейства стучали деревянными ложками по мискам, навевали некоторую тоску и убежденность, что русский человек сам найдет себе трудности даже в Уругвае. Наконец на пороге кузни мы встретили бородатого мужчину (а к слову сказать, они все были бородаты), который согласился поболтать, забавное старорусское наречие слышать было умильно, и мы в меру сил старались разбавить свою речь, выражениями вроде «дескать» или «сиречь». Поселенцы живут здесь уже более 200 лет, не имея никаких связей с внешним миром кроме торговли, а занимаются они сельским хозяйством. Интернет и телевидение здесь отсутствует, однако они каким-то образом умудряются поддерживать контакт с такими же русскими общинами в Бразилии и на Аляске. Ездят друг к другу в гости, женятся, чужаков не любят. Старейшины общины, к сожалению, не было на месте, да и солнце уже стало заходить, поэтому мы удовлетворили свое любопытство лишь общими вопросами и, раскланявшись, отправились дальше в путь. Странное место, но интересное.

Ночлег нас ждал за пределами Уругвая в местечке La Aurora Del Palmar, национальном парке, чей покой мы нарушили треском ломаемых под колесами сучьев уже в темноте. Плотный мясной ужин под бутылку вина, знакомство с местными комарами и жабами. Кстати, никогда не думал, что жабы ХОДЯТ! Не прыгают как лягушки, а именно ходят, степенно оглядываясь по сторонам, преисполненные своего бородавчатого величия. Место ночлега выглядело экстравагантно: это был старинный вагон, внутри которого были организованы обычные гостиничные удобства – кровать, душ, сан узел. Судя по количеству пасущихся в округе лошадей, здесь можно было отправиться в сафари верхом, однако эта опция нам не грозила, так как утром ожидал ранний подъем.  

Лишь рассветное солнце заблистало на капельках росы узких седел F800GS, как мы были готовы совершить самый длинный пробег за эту поездку – 900 км. Для нас, лауреатов многочисленных Butt Burner, сама цифра пробега звучала оскорбительно, однако не надо забывать, что в седле BMW F800GS трудозатраты при пробеге по асфальту нужно умножать как минимум на 4. Развивая скорость свыше 130-140 км/ч, данный экземпляр баварских инженеров превращается в перфоратор, который всю энергию направляет на дробление вашей пятой точки. Если стараться держать 160, то дрожь передается в руль и подножки, что превращает поездку в нескончаемую пытку переменным током на электрическом стуле. Отмахав добрую половину пути через пейзажи, напоминающие Белоруссию 7-10 летней давности, мы, успев примерить в качестве насеста все части мотоцикла, от пассажирского сидения до бака, въехали на приграничную территорию Бразилии. Градус окружающей температуры неуклонно рос и замер на отметке +37, земля приобрела ярко рыжий оттенок.

Такой неожиданный крюк в нашем путешествии был вызван желанием ознакомиться с водопадами Игуасу, которые являются самыми крупными по площади в мире, так что оно того стоило. По мере приближения к водопадам нас окатило парочкой быстрых теплых ливней, которые, вступив в контакт с рыжим песочным налетом на одежде, разрисовали одежду ржавыми пятнами, а горячее солнце мгновенно закрепило эффект. Около пяти часов вечера, мы уже отмачивали затекшие конечности в бассейне отеля, а закончили день в местной гастрономической достопримечательности El Quincho, где ароматный стейк в 600 грамм обойдется вам примерно в 10-12$ (рекомендую взять Baby Beef), а бутылка аргентинского красного Catena Zapata еще в 30$, рекомендую также взять сырную тарелку из местных сыров, очень хорошая компания к вину, да и местный сыр отменный. Широко улыбаясь незнакомым звездам на небе, мы с каждым колечком сигарного дыма прогоняли усталость от прошедшей дороги и понимали, что трудный путь проделан не зря, и что можно проехать еще тысячу хотя бы ради этого стейка.

Утро нового дня встретило хмурыми облаками, однако помешать нашим планам это никак не могло, и с пустыми багажными сумками, в гражданской обуви и футболках мы отправились в неторопливый вояж на 25 км к национальному парку. На месте нас ждала очень цивилизованно оформленная охраняемая парковка, где есть места не только для автомобилей, но и специально для мотоциклов. Спешившись, мы задержав мимолетный завистливый взгляд на широком сидении припаркованного рядом Honda XL700, отправились изучать национальный парк Игуасу. Для осмотра этой достопримечательности у нас был всего один день, так что пришлось многим пожертвовать и ограничиться лишь осмотром Аргентинской части этого великолепия.

Туристам предлагается несколько маршрутов на выбор: нижний маршрут, где вы можете полюбоваться каскадом издалека, для этого придется преодолеть 1,5 км пешком, средний маршрут, откуда вы увидите Бразильский берег и каскады с другого ракурса, прогулка на катере в бассейне водопадов, полет на вертолете над водопадами и, наконец, визит к так называемой «Глотке дьявола» - Garganta del Diablo – U-образному обрыву шириной 150 м и длинной целых 700. Получив консультацию на стойке информации, мы решили начать с главного – Глотки Дьявола.

Добраться туда было довольно легко, с помощью мини железной дороги. Там я встретил своих старых знакомых – коати, однако в отличие от умильных пушистиков, с которыми я встречался в Коста-Рике, эти были скорее похожи на помоечных котов. Блеклая шкура цвета хаки и наглое поведение делали их похожими на солдат, мародерствующих на оккупированной территории: они запросто ходили по столам в кафе, ничуть не смущаясь посетителей, бесцеремонно проверяли их пакеты и сумки на предмет съестного, а довершали их разбойничий образ развешанные кругом плакаты с предостережением об их лютом нраве и фотографии кровавых ран. Птицы, кстати, тут тоже были соответствующие: местная версия сороки или вороны недовольно косилась глазами бусинками на восхищенных туристов, вскидывающих фотокамеры в ее направлении, и издавала недовольные крики.

Деревянные мостки, соединявшие сушу и вершину водопада, тянулись над рекой с огромными сомами, на берегу нежился на солнышке небольшой кайман, а на перила то и дело садились погреться разноцветные бабочки. Наконец, когда взгляду открылась сама «Глотка Дьявола», я замер в восхищении – такую силу природы мне не доводилось наблюдать никогда – многие толщи воды срывались в бесконечном потоке в воронку и падали вниз со скал, ветер нес брызги и каждый его порыв обдавал смотровую площадку косым теплым дождем. Кажется, наблюдать это зрелище можно вечно, рядом с такими местами чувствуешь себя ничтожным муравьем или букашкой. Следуя намеченному плану, мы изучили водопады с прочих панорамных вышек, находящихся ниже: радуга играла в брызгах воды, а вид на каскад открывался совершенно сумасшедший. Я пожалел, что мы ограничены во времени и не сможем посмотреть все это с вертолета. Это, несомненно, одно из тех мест, куда я обязательно вернусь вновь.

Обмениваясь впечатлениями за ужином в El Quincho, мы пришли к выводу, что наши запасы сигар подходят к концу и, учитывая близость к Бразильской границе, у нас наверняка есть шанс его пополнить. Следуя рекомендациям продвинутого владельца сувенирного магазина, мы доехали до границы и, чтобы избежать таможенных формальностей, перешли ее пешком. Здесь мы смогли посетить сигарную лавку, где нам удалось пополнить запасы чудесными образцами из Никарагуа и Гондураса. Ночью разразился тропический ливень – казалось, что половина воды из водопадов испарилась и теперь выливается сверху на крыши домов.

Утром дождь не прекратился, что не добавило нам энтузиазма, однако подстегнуло. Впрочем, как только мы покинули регион водопадов и приблизились к Парагвайской границе, он утих, и снова засветило солнце. Однако наше настоящее приключение только начиналось: растянувшаяся в пути цепь на мотоцикле моего спутника в один прекрасный момент соскочила, и мы встали на обочине. К счастью, звенья не разорвались, но к неудаче ни под одним из седел наших мотоциклов не оказалось набора ключей. В ответ на наши попытки голосовать в глухой приграничной деревне мотоциклисты отвечали приветствием, а автомобили без малейшего интереса проезжали мимо. Мое внимание привлек кудрявый молодой парнишка, мечтательно шлепающий грязными босыми ногами по красной земле обочины. Я пояснил жестами, что у нас приключилось и продемонстрировал процесс установки и натяжения цепи. Парень коротко кивнул и вскоре вернулся из-за сараев со стоящими рядом разобранными остовами автомобилей с набором инструмента. Опыт в раскручивании и закручивании гаек чувствовался в каждом движении юного механика – устроившись на земле рядом с серым гусем, он мигом водрузил цепь на место и произвел необходимое натяжение. Хоть цепь подтянуть равномерно было уже невозможно, сидела она довольно крепко.

Нашей задачей, согласно рекомендациям агентства арендодателя, было протянуть еще 1,5 тыс км до ближайшего дилера BMW в городе Кордоба. Остаток пути до городка со звучным названием Реконкиста нам удалось преодолеть без особых приключений, если не считать того, что посреди степи серый гусь обсох, и я вынужден был оставить своего спутника принимать солнечные ванны в Rallye Pro и черном шлеме. F800GS с боковыми чемоданами потребляет бензина больше и зажигает лампу резерва на 30-40 км раньше, чем аналогичный аппарат с центральным кофром.

В Реконкисте нас ждал скромный, как и сам город, отель, и нескромный по объемам, но скромный по цене ужин, как водится с огромным стейком и бутылкой вина. Ночью история с тропическим ливнем повторилась – плюс к этому за окном гремел гром, молнии длинными зигзагами заставляли все небо вспыхнуть, а электрощитки безжизненно погаснуть. Так я лишился включенной в сеть зарядки телефона.

Построение, назначенное на 6 утра, было принято отложить: осторожного взгляда за окно было достаточно, чтобы понять, что в такую погоду хорошие мотоциклы спят в теплых гаражах, а их хозяевам снятся серпантины и гоночные треки. К 8 утра беспробудный ливень утих, и мы спешно засобирались – предстояло преодолеть 670 км до дилера в Кордобе, а оттуда до нашей точки ночлега в местечке Аскочинга. Погода тем временем окончательно поменялась: вместо вчерашних +36 и чистого неба на улице было +16 и серое одеяло облаков, застилающее весь горизонт. Дождь не упустил своего шанса начаться в первые же часы нашей поездки, причем, в отличие от теплых тропических ливней, которые мы видели доселе, это был противный, холодный, затяжной дождь.

Когда холодные капли дождя осторожно стали ощупывать мое тело, проникая через вентиляцию летней курки, я впервые за поездку перестал внутренне подтрунивать над комбинезоном с мембраной. Как я справедливо решил, собирая вещи в Москве и изучая знойный прогноз погоды, дождевик брать ни к чему – во-первых, лишнее место, во-вторых, неизвестно, что лучше: промокнуть сверху от дождя при температуре +35 или промокнуть при такой температуре под дождевиком, как в парнике. Не учел я лишь возможности падения температуры до +14. Утешала одна мысль – водонепроницаемые мотоботы сохраняли ноги в сухости и тепле. Я давно уже забыл, что такое туристический мотоцикл без ветрозащиты, так вот экземпляры, на которых мы накручивали километры, были как раз из этой категории, что сразу восстановило в памяти картины из прошлого века: первый выезд в дождь на японской четырехсотке. Если вы никогда не катались в лунапарке на аттракционе, где лодка мчится с горки в бассейн, а потом ударяется носом в толщу воды, раскидывая во все стороны мириады брызг, и все пассажиры лодки кричат, мокрые и счастливые; если вам так и не довелось испытать в жизни этих ощущений – есть вариант с лихвой компенсировать их поездкой на этой модели мотоцикла в дождь по двухполосной дороге навстречу грузовому автомобилю или фуре. К тебе приближается грозный силуэт автовоза или шестиосника и с криком: «Э-ге-геей!» ты врываешься в накрывающую с ног до головы волну грязной воды. Первые несколько раз это даже забавно, и ты продолжаешь улыбаться сдуваемым с визора шлема капелькам, но через некоторое время это начинает порядком утомлять и вместо задорного: «Э-ге-геей!» с губ срывается только сухое трехбуквенное ругательство.

Путь лежал через аграрные угодья, и насколько хватало глаз – кругом стелились поля. Первая остановка на заправке добавила пикантности: как только мои ноги в сухих сапогах коснулись земли и я принял полностью вертикальное положение, – струи воды из намокших мотоджинсов хлынули в голенища. Отогревшись в кафе и переодевшись по возможности в сухие вещи, мы продолжили путь, и вскоре были атакованы местной полицией: безлюдный, хорошо просматриваемый перекресток со знаком СТОП мы проехали, не остановившись полностью, а на малом ходу. Возмущенные стражи порядка негодовали – согласно их пантомиме (испанский я не понимаю) мотоциклисты перед этим знаком должны ставить ноги на землю обязательно. Зная о мздоимстве в рядах полиции, я был готов к тому, что нас сейчас начнут разводить на деньги и, вероятно, это бы так и случилось, не скажи мы, что мы русские и единственный язык, на котором мы будем вести переговоры – наш родной. Это спутало карты коррупционеров, и они великодушно нас отпустили. Кстати говоря, подобные случаи за поездку с нами происходили не раз.  

Следующую безжалостную атаку на нас обрушили птицы: серый гусь вел по количеству 2:1, я принял одну несчастную птичку в колесо. Дождь не стихал, температура продолжала падать, достигнув отметки 12 градусов. Радовало одно: до Кордобы осталось всего 150 км. Вдруг впереди серый гусь запрыгал по дороге, заднее колесо катастрофически заносило то вправо, то влево, и я видел, как всадник неистово борется с осатаневшим конем. Когда вроде бы скорость совсем погасла – мотоцикл сделал скачок вправо на мокрую траву обочины, где мгновенно упал на бок, а пилот с вытянутой вперед левой рукой на манер супермена ушел в небо под углом 45 градусов. Полет был недолог и невысок, и вскоре, вздымая ошметки травы и комья земли, он сделал несколько перекатов по земле. Картина была леденящей душу, однако внутренне я был почти уверен, что с пилотом все в порядке, поскольку скорость была совсем невысокой, и падение произошло в траву, однако то, что планы на сегодняшний день поменялись, сомнений не оставалось. Припарковав мотоцикл, я поспешил к месту аварии, отзывчивые местные из нескольких остановившихся автомобилей уже обступили лежащее тело и мотоцикл.

Тут я признаться здорово испугался, коллега мой не предпринимал никаких попыток встать, но беглый опрос и осмотр показал, что к счастью все конечности целы и он просто сильно приложился грудью об землю. Причиной аварии стала износившаяся задняя звезда, которая разлетелась вклочья и заблокировала на ходу заднее колесо. Помимо этого мотоцикл понес минимальные повреждения – передний указатель поворота и боковые кофры, оставившие на местах крепления по куску пластика. Полиция появилась минут через 7: две колобкообразных дамы вышли из пикапа и расширенными от удивления глазами смотрели на место крушения НЛО. Без лишних разговоров одна представительница правоохранительных органов приняла на борт пострадавшего и увезла в неизвестном направлении, я набрал номер компании арендодателя техники, сообщил о случившемся и передал трубку офицеру полиции для коммуникации. Вернувшаяся трубка сухо сказала, что перезвонит и попросила держать при себе телефон.

Я окончательно вымок и толи от холода, то ли от адреналина немного потряхивало. В этот момент появились крутые парни: новый полицейский внедорожник, сделав лихой разворот, припарковался возле места аварии и выпустил из себя троих бравых офицеров более старших чинов. Они окинули меня взглядом, полным презрения, и жестом указали сложить все вещи в багажник внедорожника. Я закинул туда кофры, шлем и куртку своего товарища. Затем, опять же небрежно указав на мой мотоцикл, пригласили следовать за автомобилем. Через некоторое время мы оказались в маленьком городке, где мой мотоцикл нашел временное пристанище на парковке полицейского участка. Стоило мне спешиться и снять шлем, как меня вновь пригласили, на этот раз занять место в машине.

Мы вернулись на место ДТП в компании пикапа, который очевидно принадлежал частному лицу – его просто попросили оказать помощь в доставке. Пикап съехал с дороги на траву, и мы вчетвером на руках поставили чудо баварской техники в кузов, в процессе промяв задним колесом откидной борт, что вызвало существенное негодование хозяина. Дальше началось нечто совсем запредельное: разместившись в кузове втроем мы стали держать мотоцикл: я с одной стороны – двое с другой. В моем понимании управление пикапом по пересеченной местности с мотоциклом и людьми в открытом кузове – процесс ответственный, требующий большой аккуратности и внимания, но только не в Аргентине – водитель стал так лихо скакать по кочкам, так что все четыре тела (включая металлическое) взлетали в воздух, а на первом же повороте, я, неловко стоящий спиной наружу, едва удержался от того чтобы вылететь. Ведомый борьбой за жизнь, я занял более удобную позицию, упершись одной ногой в боковую стенку кузова, а бедром второй удерживая мотоцикл в вертикальном положении. Увидев, какую ловкую и устойчивую позу я занял, мои попутчики по кузову вовсе отпустили мотоцикл, позволив всему его весу удобно расположиться на моем бедре.  Через некоторое время мы прибыли в полицейский участок, я – с легкой дрожью в опорной ноге. Хмурые сотрудники правоохранительных органов пригласили меня для расспросов в кабинет. Общаться с людьми, не владеющими английским языком, было непросто и из первого длинного обращения на испанском я понял, что их интересует мое имя. Бросив быстрый взгляд на бейджи  на черной форме полицейских, я прочитал на груди старшего “Serhio”. Это уже была какая-никакая зацепка. Я, широко улыбаясь, сказал, что меня зовут Серхио, также как и его, ответом мне была робкая, но удивленно-довольная улыбка, следующим вопросом мы выяснили, что ровесники и лед в отношениях начал таять. Тогда я неожиданно выпалил: «А Wi-fi есть?» Парни недоуменно переглянулись и кивнули, я подключился к сети и, подняв указательный палец вверх в жесте, указывающем на ожидание, через некоторое время завел непринужденную беседу на испанском языке, приятным женским голосом Google-переводчика. Это был восторг! Телефон заходил по рукам – беседа непринуждённо текла, и полицейские формы без труда заполнялись. Участок, очевидно впечатленный моей находчивостью и очарованный улыбкой, преисполнился участия и сострадания к проблеме, сообщив, что мой друг находится в госпитале и меня сейчас туда отвезут, а тем временем приедет эвакуатор, который заберет мотоцикл к  дилеру БМВ.

Под одобрительные хлопки по плечу, подмигивания и улыбки мы вышли во двор полицейского участка совершенно в ином настроении, на парковке нас ждал негодующий владелец пикапа, который злобно кричал мне, что-то указывая на замятый откидной борт. Наконец ко мне повернулся старший офицер и как бы виновато спросил: “Dinero? Money? Geld? Peso? Dollar? Euro?”стараясь припомнить на всех доступных языках, как будет возмещение материального ущерба. Я не чувствовал ни малейших угрызений совести перед водителем пикапа, благодаря беспечности которого я чуть не ушел головой вниз за борт, посему я подошел к вмятине и театрально нахмурившись изобразил два удара кувалдой и поднятый вверх большой палец.

Короткая сценка вызвала волну одобрительного смеха в рядах полицейских, и все единогласно проголосовали поднятыми большими пальцами за такое решение проблемы. Водитель пикапа нахмурился было, но потом уважительно заулыбался в ответ, убедившись, что этого русского не удастся крутануть как лоха. В компании уже знакомой мне полицессы я отправился в скромный госпиталь, находящийся прямо в городке. Общая площадь больнички была не больше средней двухкомнатной квартиры, и я, ведомый улыбчивым врачом, попал в темную палату с двумя койками, на одной из которых лежало массивное тело моего подбитого друга, а вторую занимал анорексичный старик, раненый видимо еще в эпоху инков.

Отвесив вежливый поклон старцу, я направился к ложу своего соратника и осведомился о здоровье, тот был весьма энергичен и был готов к немедленной выписке. Убедившись, что он в порядке, я все же решил выслушать заключение врача. Фокус с переводчиком не удался – в больнице не было интернета. Однако к нам в гости уже спешила Анабель, которая проработала полгода в Великобритании в качестве няньки. Девушка с порога поразила односельчан знанием английского и врач наконец смог рассказать свой диагноз и дать необходимые комментарии. Согласно снимку повреждения костей отсутствовали, но в результате сильного ушиба было подозрение на трещину в ребре, поэтому врач констатировал возможность немедленной выписки больного при условии соблюдения покоя и ношения корсета.

И снова в компании полицессы я отправился по местным аптекам в поисках эластичного бинта-корсета и флакона обезболивающего. Реакция на наше появление в сельской аптеке была совершенно незабываемой – небрежно развалившиеся за прилавком продавщицы о чем-то спорили меж собой, уделяя самое минимальное внимание заходящим покупателям, однако наше появление на пороге произвело настоящий фурор: дамы приосанились, настороженно вперились в незнакомое лицо в дверях, одна спросила что-то по-испански у моей конвоирши, я бы перевел это так: «Людк! А это еще кто с тобой?!». Полисменша гордо в двух словах описала ситуацию, и аптекарши растворились в елейных улыбках, всем видом демонстрируя гостеприимность и желание помочь.

Нужные медикаменты мы смогли купить, объехав несколько аптек и везде реакция была примерно одинаковой, уверен тема для разговоров в скучном городке теперь определена на месяц вперед. Наконец мой уколотый и забинтованный друг был доставлен в полицейский участок, где принялся под общее ликование показывать фотографии на планшете из своих прошлых поездок. Когда он неосторожно закурил сигару, это вызвало новую волну восторга и необходимость проститься с львиной долей запасов, чтобы удовлетворить жажду фетишизма у всего участка. Я же был приглашен тет-а-тет в кабинет шерифа, и мы вели милую беседу о том, о сем через его компьютер. К вечеру весь участок убедился, что мы отличные ребята и новые друзья потянулись добавляться к нам в Facebook и WhatsUp. Старший поинтересовался у меня о наших дальнейших планах, я ответил, что мы ожидаем эвакуатор, и затем намерены проследовать вслед за ним. Тогда он предложил устроить праздничный ужин с барбекю прямо в участке. Мы без колебаний согласились.

В компании офицеров полиции мы проехались по окрестным лавкам, купили мяса, угля, вина и всякой всячины на стол. После чего на заднем дворе запахло жареными стейками, сосисками и курицей, стол был богатым и радушным, однако посреди банкета явилась дама-водитель эвакуатора. Без долгих уговоров она вместе с сыном помощником тоже присоединилась к столу. Чтобы решить вопрос языкового барьера сюда же пригласили англоговорящую Анабель. Праздник был шумным, веселым, с тостами, пожеланиями, приглашениями для будущих визитов и незаметно ушел заполночь. Все закончилось братаниями, объятьями и общим фото. Я, расслабившись за стаканом вина, оценил размеры эвакуатора и погоду на улице и принял решение загрузить свой мотоцикл вместе с разбитым. Перспектива ехать в кромешной тьме под дождем еще 170 км, совершенно не радовала. Вскоре мы уже раскачивались в теплой кабине Ford F150 и дремали по дороге к Кордобе. В Кордобу мы прибыли только к 5 утра, мой болезный друг отправился отдыхать в номер, а я стал снимать мотоцикл с эвакуатора, чтобы припарковать на стоянке отеля. Согласно странной аргентинской логике мне пришлось в одиночку снять также и мотоцикл с заблокированным колесом, чтобы оставить его до утра на парковке, а в 11 утра снова погрузить для доставки в БМВ.

Утром следующего дня, встретив на завтраке своего друга, я понял – нет ни малейших сомнений в том, что продолжать путешествие верхом он не сможет. Ушибы очень болели, и все, что я мог рекомендовать, это постельный режим. Мы договорились, что я отправлюсь согласно оригинальной программе в Мендозу, куда он прилетит через день на самолете. В полдень меня ждала очередная загрузка мотоцикла на эвакуатор и посещение местного дилера BMW. В ходе ночной транспортировки на эвакуаторе мой мотоцикл лишился стеклышка поворотника и согласно заверениям дамы-эвакуаторши, ремонт должен был быть произведен вместе с диагностикой битого мотоцикла. Должен признать, что дилерский центр BMW в Кордобе (мотоциклетное подразделение) примерно в четыре раза больше московского Авилона, выполнен в соответствии со строгим соблюдением стандартов и находится через стенку от MINI, который в свою очередь тоже следует всем корпоративным предписаниям. Персонал центра владеет английским языком, что позволило мне без труда пояснить ситуацию, а также попросить выполнить техническую проверку моего мотоцикла, помимо замены разбитого стеклышка.

Меня внимательно выслушали, все записали и взялись за работу. Я провел почти 3 часа за кофе в разговорах с прелестной девушкой Микаэллой с ресепшена, она поведала мне, что годовой объем продаж этого центра составляет 18(!) мотоциклов (это означает, что всех клиентов они знают в лицо!), а MINI продает порядка 30 машин в год. Однако довольно много людей приезжает на сервис и, благодаря высоким ценам на обслуживание и запчасти, центр держится на плаву. Сама она мечтает отправиться в длительную поездку на целый год в Европу, как только закончит университет, из чего я делаю вывод, что все ж дела в их дилерском центре идут не так уж плохо.  

Я приобрел себе памятную толстовку (капюшону которой я был очень благодарен, впоследствии замерзая в чилийских горах). Примерно в 16:30 меня оповестили, что мотоцикл готов и я, спешно простившись с персоналом, опрометью кинулся в седло, памятуя, что впереди 400 км пути, который будет пролегать через кордобские горы, да и в планах было посетить по дороге музей Че Гевары. Уже через полчаса я достиг городка Alta Gracia, где прошла юность революционера. Там располагался скромный дом-музей, сохранивший массу вещей из тогдашнего обихода Команданте. Помимо оригинального убранства здесь были представлены его футбольные награды, шахматы, библиотека, а также мотоцикл, на котором он пересек Аргентину в свое время. Самый взыскательный и неторопливый почитатель Че Гевары вряд ли потратит тут более 40 минут, мне в условиях экономии времени понадобилось менее получаса.

Прямиком из Alta Gracia, извивающейся змеей узкой дорожкой я направился вверх через кордобские горы – дорога наконец позволяла наслаждаться ездой и прерываться лишь время от времени, чтобы сделать снимок остающейся внизу Кордобы. Во время одной из таких остановок я понял, что стеклышко поворотника мне так и не заменили, ну собственно этого и следовало ожидать, осталось непонятным тогда что же они делали с мотоциклом 3 часа в сервисе. Чем выше я забирался в горы, тем ниже опускалась температура и тем гуще становился туман. Наконец я оказался в обволокшем меня с ног до головы густом молоке с видимостью на пару метров впереди, а градус упал до +6. Когда вершина была преодолена, взору открылась совершенно иная картина – яркое солнце, покидающее зенит, отражалось на скалах и виды открывались потрясающие. На самом закате я, наконец, преодолел горы, и с последними лучами солнца выбрался на прямое как стрела шоссе, ведущее меня в конечный пункт назначения San Luis.

Около 10 часов вечера, когда я, следуя указаниям навигатора, в кромешной темноте съехал с асфальта на грунтовую разбитую дорогу, в сердце моем появились сомнения о правильности выбранного пути. Сомнения эти усугубились еще более, когда я пересек неглубокий, но быстрый ручей и четыре раза объехал лежащих на земле змей. Один раз на моем пути встала настоящая дилемма, заставившая меня даже остановиться: по центру дороги была огромная лужа, слева вязкая глина, а справа на сухом участке дороги лежала большая черная змея. Я выбрал глину. Наконец, после преодоления очередного ручья, вдали забрезжили огоньки строений, и вскоре я достиг поселка, в котором и находилось мое пристанище на этот вечер. Опущу подробности того, что точка, куда вел навигатор, не имела ничего общего с гостиницей, но населенный пункт, к счастью, оказался верным.

Не теша себя ни малейшей надеждой на то, что в 23:30 еще работают рестораны в такой глуши, я все же спросил об этом на ресепшене, на что получил утвердительный ответ. Бросив в номер вещи, куртку и шлем, я отправился в соседний ресторан на мотоцикле, где на сумму (со щедрыми чаевыми) не превышающую 25$ я позволил себе стейк, нарезку хамона и бутылку вина.

Утро следующего дня наступило поздно. Вчерашняя бутылка вина, законченная уже на балконе, как бы сообщала, что теперь я путешествую один, и стандартный рацион местного алкоголя тоже следует сократить вдвое. Однако погода была солнечной, и я позволил себе еще чуть-чуть задержаться, заказав плотный поздний завтрак в том же ресторане, что и вчера. Судя по всему, наши соотечественники в этих местах были редкостью, так как люди посматривали на меня с любопытством и легкой опаской: как выяснилось позднее, у них по-прежнему существовал устойчивый миф о причастности большинства россиян к криминальным структурам.

Покидая свое пристанище, я обратил внимание на гротескно широкие дороги в этой небольшой деревне – ширина асфальтовой полосы, разделявшая скромные отели и ресторанчики, была достаточной, чтобы вместить автобан на шесть полос как минимум. Проехав еще какое-то расстояние, я понял по конфигурации дороги, что нахожусь не просто на улице, а на гоночном треке Potrero de los Funes, который в обычные негоночные дни функционирует как часть дороги общего пользования! Чудеса! Это гоночная трасса, построенная для аргентинских автомобильных гонок TC200 в 1987 году, вот уже два года не принимает официальных соревнований и я думаю, что понимаю почему, – на трассе практически отсутствуют зоны безопасности. Только решетчатые заборы отделяют трек от жилых домов, гостиниц и кафешек! Ума не приложу, для каких соревнований можно сертифицировать этот трек, кроме чемпионата Tourist Trophy. Увлеченный этими мыслями я незаметно попал с трассы обратно на автобан, ведущий меня в сердце виноделия Аргентины – провинцию Мендоза, которая является одной из 23 провинций этой страны. В отличие от прочих здесь есть даже нечто вроде пункта таможенного досмотра, где проверяют документы и строго смотрят в лицо.

По мере приближения к Андам взгляду открывается картина, которую мозг просто отказывается обрабатывать – из-за горизонта начинают выплывать белые очертания гряды неподвижных облаков, которые таковыми вовсе не являются – это снежные пики могучих Анд, словно замершие в небе над горизонтом. К пяти часам я достиг одноименного города Мендоза и отправился в местечко Лухан-де-Куйо в его окрестностях, чтобы заселиться в отель Villa Mansa. Отель находится в городке посреди бескрайних полей виноградников и в самом центре средоточия виноделен, где буквально по пять или шесть производителей вина на каждой улице. Сам отель заслуживает отдельного слова: спрятанный в стороне от основной дороги и не имеющий указателей, он представляет собой уже некое секретное место. Здесь можно в тишине наслаждаться видом садящегося за Анды вечернего солнца, последними его лучами, скользящими по виноградным листьям, вдыхать аромат молодого вина и никуда не торопиться. Именно так мы и провели остаток дня на вилле с опередившим меня на железной птице соратником.

На утро следующего дня был запланирован объезд окрестных гор, однако на вилле царила настолько томная и расслабляющая атмосфера, что выехать удалось лишь около полудня. Я двинулся по шоссе в сторону границы с Чили в сторону города Упсальятта, через горы, мимо живописного озера Потрерильос, где меня и ждала очередная встреча со стражами закона. Совсем забыв в этой стране, что такое соблюдение правил дорожного движения, я осуществил обгон грузовика через сплошную линию и тут же был остановлен служителем правопорядка. Сценка с «русо туристо» не помогла, полицейский был суров и голоден. Нахмурив брови, он тыкал мне в сетку штрафов и указывал на позицию в 4000 песо, что эквивалентно примерно 360 долларам, однако, не успев закончить лекцию о недопустимости таких правонарушений, доблестный коп просто взял ручку и вывел на краю бланка постановления цифру 1000. Очевидно, такая сумма вполне его бы устроила, и все бы хорошо, но, отправившись на прогулку по горам, я не взял с собой ни документов на мотоцикл, ни кошелька, что я и попытался объяснить оппоненту. Человек на мотоцикле без денег, в стране, где BMW F800GS стоит около 30 тысяч евро, в голове полицейского просто отказывался существовать. В итоге знаками мы договорились, что я вернусь в отель за наличностью и привезу необходимую мзду. И вот я снова был на свободе, двигался навстречу ветру в обратном от намеченного направления.

Вернувшись в отель я обнаружил, что не обладаю необходимой наличностью и потратил еще немалое время на поиски банкомата в городе (далеко не все позволяли осуществлять снятие с MasterCard). Наконец обзаведясь наличностью, я стал испытывать острое сомнение в том, стоит ли возвращаться на место преступления или лучше просто поехать другой дорогой. Однако дело было здесь не только в деньгах, во мне заговорила национальная гордость – если я трусливо избегу наказания и обману пусть и коррупционных, но поверивших мне полицейских, я опозорю свою страну и  заставлю их думать, что все русские – трусливые обманщики.

Я решил что во что бы то ни стало доставлю деньги по адресу. Мое возвращение вызвало немало радости и удивления, и расчувствовавшийся коп сократил требуемую сумму в 10 раз. Так, с чувством выполненного долга, я продолжил свой маршрут. За городом Упсальятта начиналась, наконец, дорога, которой мой мотоцикл ждал всю поездку – это был гравий, песок, набросанные камни и скальная крошка. Дорога уходила вверх, в горы. Наслаждаясь одиночеством, пыльным следом за спиной, свежим горным воздухом и космическими пейзажами, я добрался до монумента, посвященного переходу армии Сан Мартина через горы. Дорога петляла через скалы и порой сужалась до такой узкоколейки, что становилось страшновато смотреть вниз за ничем не огороженный обрыв, с учетом того что из-под заднего колеса то и дело вылетали камушки, а переднее иногда норовило зарыться в песке. Самым удивительным зрелищем посреди этой дикой природы и тишины для меня стали… Ламы! Трудно было себе представить как довольно крупное – более 2 метров в высоту – копытное животное сбегает вниз по отвесной скале на полном скаку. Едва заслышав тарахтение мотоцикла, ламы опрометью бросались с обрыва вниз, однако нескольких мне все же удалось запечатлеть, заглушив мотор загодя.

Финалом этого дня станет рассказ о неслыханной отзывчивости местного населения. Выбрался из гор я уже с горящей лампой резерва, и навигатор показал ближайшую заправку так далеко, что вероятность до нее не дотянуть была очень высока. Я решил попытать счастья и уточнить у местных о существовании альтернативы – задал этот вопрос главе семейства, направлявшегося на машине в горы, на что тот сокрушенно ответил (точнее показал) что ближе 50км ничего не найти, но тут же жестом попросил меня подождать и бросился бегом в небольшой отель находящийся неподалеку. Вернулся он оттуда с торжествующим видом, бутылкой и куском шланга. Однако данный метод олдскульного перелива бензина был неприменим – на всех современных авто стоят защитные сетки. Подоспел и служащий отеля, предположивший, что их садовник наверняка имеет в запасе литр-полтора бензина для газонокосилки, но их тоже не оказалось. Мне стало уже реально неловко, что я трачу так много чужого времени, и я сказал, что постараюсь не крутить мотор и дотяну до заправки, в ответ оба дали совет выключать зажигание на спуске и попросили записать их номера телефонов, на случай если я вдруг встану. Это было безумно трогательно и приятно. До заправки, к слову, я все же дотянул, однако подоспел именно тогда, когда у них был слив бензина. Жестом показав, что я никуда не двинусь отсюда без топлива, я разжалобил сердце пожилого заправщика, и он заговорщицким жестом подозвал меня к одной из колонок. Мы заправили бак на 274 песо – я дал 3 бумажки по 100 и мужичина, улыбаясь, проговорил что-то насчет чаевых. Будучи абсолютно довольным сложившейся ситуацией, я махнул рукой и предложил забрать все, на что он сурово нахмурился, покрутил пальцем у виска и отдал мне сдачу в 20 песо. Потрясающе!

Это было последнее утро в Мендозе, да и в Аргентине. Сегодня я должен был прибыть в Чили, а мой напарник направлялся самолетом обратно в Буэнос-Айрес. Уютная вилла, не желая отпускать полюбившихся постояльцев, собрала все самые свинцовые тучи над собой и принялась хлестать дождем. Однако прощание наше было неизбежно, и даже несмотря на погоду (на этот раз я одел под куртку непромокаемую подстежку от Rallye Pro своего друга) нужно было двигаться вперед. Знакомой дорогой я добрался до предгорий Анд и повернул в сторону заснеженных шапок. Дорога, ведущая вверх, была выложена идеальным асфальтом и изобиловала плавными затяжными поворотами, так что я искренне пожалел, что еду сейчас не на спорттуристе. То, что я не на спорттуристе со всевозможными обогревами, я пожалел еще и когда окружающая температура упала до +3 градусов и мимо поплыли закрытые на лето лыжные курорты.

Еще через полчаса я стал жалеть, что подо мною не снегоход, потому что с небес на меня обрушилась метель невероятной силы – крупные хлопья снега красиво декорировали приборную панель, щиток и визор шлема, термометр показывал -1. Когда я, наконец, преодолел вершину, моим глазам открылась картина сродни ядерного апокалипсиса: впереди по уходящей вниз дороге, сколько хватало глаз, стояла очередь из автомобилей, желающих попасть в Чили, снег заметал дорогу, лобовые стекла отчаявшихся автолюбителей и все кругом. Не собираясь встретить смерть от обморожения в горах, я двинулся по встречной полосе, объезжая многокилометровую очередь и изредка уворачиваясь от особо возмущенных автомобилистов, которые, расставив руки, прыгали прямо под колеса.

Внезапно асфальт кончился, и очередь свернула на крутой спуск в долину, покрытую раскисшей глиной и засыпаемым снегом грунтом. Если я и боялся когда-то упасть с мотоцикла, то это было именно в этот момент. Однако все обошлось, и я припарковал мотоцикл возле маленьких домиков с окошками, которые выполняли функцию контрольно-пропускного пункта и одновременно были единственными строениями в долине. Озябшими пальцами я принялся заполнять намокающие таможенные формы. Полчаса ожидания и я, наконец, вырвался из снежного плена долины, в то время как надо мной реял гордый стяг государства Чили. Однако приключения на этом не закончились: новое скопление машин ожидало на самой вершине скалы. Дорога, ведущая вниз по отвесному склону, была в процессе реконструкции, и здесь было организовано реверсивное движение. Десятки машин замерли в ожидании своей очереди. По обыкновению объехав очередь, я оказался во главе ее и довольно скоро по команде ремонтного рабочего продолжил свой путь. По склону высотой более 3 километров ярусами спускалась строящаяся дорога. Чтобы обеспечить нормальный сток воды, все ярусы были с наклоном, однако еще не оборудованы отбойниками. Наличие снега на бетонных плитах и наледь отнюдь не увеличивали сцепные свойства резины с дорогой, поэтому неосторожная работа газом могла привести к скоростному спуску поперек всех уровней, как по гигантской лестнице, прямо к подножию. Вдобавок ко всему, я обнаружил, что волею судеб или по собственной неосторожности я единственный, кто сейчас спускается по ней навстречу ползущим вверх фурам.

Преодоление этого участка скалы и лавирование между буксующих фур съело достаточно большое количество времени и моих нервов, пока, наконец, я не оказался внизу. Дальше дорога уже не петляла так, и горы расступались, а где-то вдалеке даже маячило голубое небо. Погода на равнине была славной: +26 и легкий ветерок. После недавних -3 и продирающего до костей горного ветра это было сущей отрадой! По дороге до Vina Del Mar мне не запомнилось ничего особенного, кроме укуса здоровенного насекомого, которое забралось мне в рукав куртки и отставило в руке жало длиной почти 1,5 см, толстое как иголка от 10 кубового шприца, сам же агрессор просто скрылся, недовольно жужжа и вылетев из рукава наружу.  

Местом ночлега стало необычное и интересное место под названием Cap Ducal – отель на берегу океана, стилизованный под корабль. В каждом номере, лежа на кровати, можно видеть как океанские волны бьются о берег или встает солнце. Глядя с балкона на шумящие внизу волны, я с удовлетворением подумал, что миссия выполнена, и пробег между океанами состоялся. Осталось только добраться до Сантьяго и сдать мотоцикл. Я вышел пофотографировать закат и заодно осведомился у сотрудницы ресепшена о прочих интересных местах в окрестностях, где я мог бы погулять или сделать хорошие снимки. Она задумалась на некоторое время, а потом предложила провести утром экскурсию самостоятельно, но не в Vina Del Mar, а в ее родном городе Valparaiso, что находился неподалеку. Я согласился, она оставила адрес и мы договорились утром встретиться у ее дома.

Утром, оставив вещи в гостинице, я налегке, одев на себя из экипировки только шлем и перчатки, отправился по указанному адресу в город Вальпараисо. Это древний город, который был в 16-м веке самым крупным Тихоокеанским портом, по-прежнему является крупнейшим портом страны и военно-морской базой. Город потерпел серьезные разрушения после перенесенного в 1906 году сильнейшего землетрясения. Ландшафт его тоже очень особенный: поскольку он стоит на склоне горы, то изобилует улицами, идущими в гору под критическими углами, а во многих местах организовано фуникулерное движение, которое является одним из символов города. Еще одна из его особенностей, как я успел убедиться по дороге, это обилие граффити. Картины с немыслимыми сюжетами украшают почти все стены домов, лестницы и любые доступные поверхности.

Моя будущая провожатая жила в не самом благополучном районе города, и мое появление в этих улочках вызвало весьма оживленную реакцию местных парней. Моя провожатая стояла на пороге двухэтажного домишки, стоящего на улице со склоном в 60 градусов, и радостно махала мне. По ее совету я не без труда запарковал мотоцикл в небольшую клетку, закрывающуюся на замок, напротив парадной. Паз Каталина, именно так звали девушку, пригласила меня на кофе в дом и познакомила со своим другом Хуаном Карлосом, улыбчивым молодым парнем, который работает поваром в одной из местных закусочных. Внутри было довольно опрятно, но очень скромно. Мы коротко поболтали и отправились втроем в пешую прогулку.

Ребята были поистине влюблены в свой город, они с упоением водили меня по извилистым улочкам, показывали красивые дома и графити, мы забирались на фуникулерах на смотровые вышки. В некоторых местах установлены довольно забавные агрегаты – огромные жестяные рупоры, при помощи которых можно перекрикиваться между смотровыми площадками. Вальпараисо, кроме прочего, еще и центр образования Чили, здесь сосредоточены почти все основные университеты страны, очень развит обмен студентами, поэтому в городе полно европейской и американской молодежи. Я сделал довольно много красочных снимков, порой, правда, ребята просили меня держать фотоаппарат покрепче, потому что в некоторых районах можно его запросто лишиться.

Мы дошли до морской набережной, где на волнах рядом с торговыми судами качались военные корабли, здесь на площади Сотомайор находится монумент морякам, погибшим в сражении против перуанско-боливийской коалиции, и памятник капитану Артуру Прату, который совершил подвиг, бросившись с обнаженной саблей в одиночку на абордаж перуанского броненосца. На этой площади мы простились с Хуаном Карлосом, он на метро (!) поспешил на работу, а мы с Паз Каталиной отправились обратно. В ее родном невзрачном районе нашелся на редкость приличный и вкусный перуанский ресторан, где мы пообедали, и я решил выразить свою благодарность в виде небольшой материальной помощи молодой семье. Этот жест был с негодованием отвергнут, однако, она согласилась принять по почте бутылку хорошей водки.

Мы тепло простились на пороге ее дома, как ни странно мотоцикл по-прежнему находится на месте и я, вызволив его из заточения, отправился прочь из разноцветного города фуникулеров и старинных троллейбусов. Остаток моего пребывания в Чили не был ознаменован никакими примечательными событиями кроме короткой поездки в столицу – Сантьяго, где на парковке отеля я простился со своим верным гусем, с которым мы проехали за эти дни чуть больше чем 5500 км.

Ранним утром меня ждал вылет в Буэнос-Айрес, где мне предстояло воссоединиться со своим раненым попутчиком и сделать последний рывок длиной в 29 часов в сторону родного дома.   Глядя, как внизу в облаках исчезает Южная Америка, я думал, что эта земля славна не только своими природными красотами, богатой историей, но и замечательными людьми, которых мне посчастливилось встретить на своем пути. Каждое путешествие, которое мы совершаем, делает нас ближе к незнакомым культурам и людям в первую очередь, вплетая нас в истории их жизней, воспоминания, а может и рассказы, которые они потом будут пересказывать друзьям и близким.

Так давайте стараться, чтобы у каждого, кого нам доведется встретить на пути, осталось доброе воспоминание о незнакомом путнике из чужой страны – такое же, как осталось в моем сердце о людях, встреченных в Аргентине!

© Ghostrider для "Ветер в лицо"

  • Ветер в лицо. Мототур по Коста-рике
    01.jpg 02.jpg 03.jpg 04.jpg 05.jpg 06.JPG 07.JPG 08.JPG 09.JPG 10.JPG 11.JPG 12.JPG 13.JPG 14.JPG 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.jpg 19.JPG 20.JPG 21.JPG 22.jpg 23.JPG 24.JPG 25.JPG 26.JPG 27.JPG 28.JPG 29.JPG
  • Ветер в лицо. Мототур по Перу
    09.JPG 10.JPG 11.JPG 12.JPG 13.JPG 14.JPG 15.JPG 16.JPG 17.JPG 18.JPG 19.JPG 20.JPG
  • Ветер в лицо. Румыния. Хард эндуро
    01.jpg 02.jpg 03.jpg 04.jpg 05.jpg 06.jpg 07.jpg 08.jpg 09.jpg 10.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.jpg 19.jpg 20.jpg 21.jpg 22.jpg 23.jpg 24.jpg 25.jpg 26.jpg 27.jpg 28.jpg 29.jpg 30.jpg 31.jpg 32.jpg 33.jpg 34.jpg 35.jpg 36.jpg 37.jpg 38.jpg
  • Ветер в лицо. Марокко
    01.jpg 02.jpg 03.jpg 04.jpg 05.jpg 06.jpg 07.jpg 08.jpg 09.jpg 10.jpg 11.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.jpg 19.jpg 20.jpg 21.jpg 22.jpg 23.jpg 24.jpg
  • Ветер в лицо. Аргентина, Чили и Патагония
    01.jpg 02.jpg 03.jpg 04.jpg 05.jpg 06.jpg 07.jpg 08.jpg 09.jpg 10.jpg 11.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.JPG 19.JPG 20.JPG 21.JPG 22.JPG 23.JPG 24.JPG 25.JPG 26.JPG 27.JPG 28.JPG 29.JPG 30.JPG 31.JPG 32.JPG 33.JPG
  • Ветер в лицо. Бутан
    1.jpg 10.jpg 11.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.jpg 19.jpg 2.jpg 20.jpg 21.jpg 3.jpg 4.jpg 5.jpg 6.jpg 7.jpg 8.jpg 9.jpg
  • Ветер в лицо. Африка
    01.jpg 02.jpg 03.jpg 04.jpg 05.jpg 06.jpg 07.jpg 08.jpg 09.jpg 10.jpg 11.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.jpg 19.jpg 20.jpg 21.jpg 22.jpg 23.jpg 24.jpg 25.jpg 26.jpg 27.jpg 28.jpg 29.jpg 30.jpg
  • Ветер в лицо. Грузия
    01.jpg 02.jpg 03.jpg 04.jpg 05.jpg 06.jpg 07.jpg 08.jpg 09.jpg 10.jpg 11.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.jpg 19.jpg 20.jpg 21.jpg 22.jpg 23.jpg 24.jpg 25.jpg 26.jpg 27.jpg 28.jpg 29.jpg
  • Ветер в лицо. Болгария
    01.jpg 02.jpg 03.jpg 04.jpg 05.jpg 06.jpg 07.jpg 08.jpg 09.jpg 10.jpg 11.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.jpg 19.jpg 20.jpg 21.jpg 22.jpg 23.jpg 24.jpg
  • Ветер в лицо. Боливия
    01.jpg 02.jpg 03.jpg 04.jpg 05.jpg 06.jpg 07.jpg 08.jpg 09.jpg 10.jpg 11.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.jpg 19.jpg 20.jpg 21.jpg 22.jpg 23.jpg 24.jpg 25.jpg 26.jpg 27.jpg 28.jpg 29.jpg 30.jpg 31.jpg
  • Ветер в лицо. Непал
    02.jpg 03.jpg 04.jpg 05.jpg 06.jpg 07.jpg 08.jpg 09.jpg 10.jpg 11.jpg 12.jpg 13.jpg 14.jpg 15.jpg 16.jpg 17.jpg 18.jpg 19.jpg 20.jpg 21.jpg 22.jpg 23.jpg 24.jpg 25.jpg 26.jpg 27.jpg 28.jpg 29.jpg 30.jpg 31.jpg 32.jpg 33.jpg 34.jpg